?

Log in

ВЕЛИКОПОСТНЫЙ ПОСТ



Обо мне и флагах СРН (мною изготовленных) выдвинул своё обвинение господин N:
«Ничего подобного ни в "Дубровинском Союзе", ни в имперских законах о флагах не было. Такая самодельная эклектика производит несерьезное впечатление, в ней явно что-то безвкусное и попугайное, не хватает только еще перьев и стеклянных бус у древка».
Таков мой великопостный ответ:

А у меня вот перья,
Да стеклянные бусы.
Дикий дремучий зверь я.
Разные у нас вкусы.


Вам я теперь не нужен.
Ради священной мести,
Съешьте меня на ужин
С бусами, с перьями вместе.


Вы, как культурные люди,
Жарьте меня на вертеле,
Подайте меня на блюде.
Что, испугались?! Смерти ли?...


Под русскими небесами
Жаренный не кусает.
Ешьте меня с мозгами,
Те, кому не хватает...

Метки:

На какой иной телеге
К нам приехал интéлегент?
В наш российский мирный край?



Приоткрыв в избу творилό
О свободе говорил он.
За неё, хоть помирай…



Интелéгента послушав,
Все теперь мы день за днём
За свободу бьём баклуши,

И никак мы не помрём
За свободу нашу эту:

Чтоб свободно брать подруг,
Что бы голышом по свету,
Хоть на самый крайний юг…

Метки:



Колымага моя, колымага –
Пара старых скрипучих колёс.

Если был бы я сыном завмага,
То имел бы я свой паровоз.

Я б по Волге гонял пароходы
Словно стаи послушных гусей.
Покорил бы каспийские воды
Кораблями армады моей.

Я бы славу Российского флага
По планете победно пронёс!
Если был бы я сыном завмага…

…Пара старых скрипучих колёс.

Метки:

Коротко о моей бабушке

Моя бабушка Смирнова (Павлычева) Пелагея Григорьевна родилась в 1899г. в селе Фаустово Московской Губернии, в многодетной крестьянской семье, окончила три класса церковно-приходской школы. В 1914г. переехала в Москву, не имея связей и знакомств она, 15-летняя девушка, сняла в центре города меблированную комнату, работала на фабрике, где делали сапоги для армии. Шла Первая Мiровая война на пограничных территориях России, но на качестве жизни простых граждан это почти не отражалось. По рассказам бабушки всё было в достатке и очень дешево: одевалась она по моде, а часть зарплаты отсылала своим родителям. Вместе с квартирной хозяйкой она ходила на концерты Шаляпина, посещала театры, ежедневно она прочитывала свежую газету.
…Бабушка рассказывала: «Однажды из цеха, где я работала, пьяные мужики погнали всех на улицу. Я оставлять работу не хотела и попробовала на грубость ответить шуткой. Тогда один забулдыга с криком "Убью!" запустил в меня тяжёлой обувной колодкой. Я еле увернулась и в испуге побежала на улицу, где уже строили толпу. Девочек и молодых женщин, заплаканных и запуганных, поставили впереди колонны, а мужики, мотая красными тряпками на шестах, погнали нас по улице. Выехали к нам на встречу казаки. С женщинами они не воюют. Повернули казаки своих коней обратно». (…) «Осенью 1917г. власть в Москве захватили большевики. Тогда против них восстали юнкера, они освободили Кремль и крепко держали оборону. Большевики вооружили бездомных бродяг с Хитрова рынка и погнали их на юнкеров. У стен Кремля бродяги полегли, там их и закапали в общей яме. Так было открыто это позорное кладбище в самом центре Москвы. Закончилась благодатная жизнь. Началась Гражданская война – потеря родных и близких, голод, разруха, дармовой рабский труд – и затем снова война, голод и разруха. Неисчислимые беды и десятки миллионов человеческих жизней стали ценой неудавшегося эксперимента над Россией».

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА ИДЁТ



Гражданская  Война  идёт
Поэма –
По воспоминаниям моей бабушки Пелагеи Григорьевны

I
Всё живо в памяти моей,
Чем старше становлюсь дороже
Воспоминанья прошлых дней,
Тоска о милом детстве гложет.
Я помню улицы Москвы:
Омыт асфальт водою вешней,
И первые ростки травы,
Как дар небес, гостей нездешних,
Желая мiр познать скорей,
Любил тогда гулять по скверу
Я с мудрой бабушкой моей,
По капли постигая веру.

Гоняя сизых голубей,
Не мог я улететь из сада
Туда, где небо голубей –
Вокруг чугунная ограда.
Стремясь за ними, я летел,
Но улетала птичья стая
К себе, в заоблачный предел,
А бабушка, остерегая,
Кричала мне:
Андрей! Андрей!
Вернись назад скорей! Не надо,
Не трогай Божьих голубей,
Не то сейчас уйдём из сада…

Набухла почками весна,
Я помню запахи сирени.
На клумбе статуя одна,
И ужас длинной серой тени.
Взойдя на тёмный пьедестал,
Всегда надзор ведя за нами,
Всегда засижен голубями,
Угрюмый серый дядька встал.
В нём видел я немой укор,
Моей проказы неприятье,
Пустых глазниц холодный взор…
И к бабушке спешил в объятья.

― Скажи, бабуля, этот бог
За голубей меня накажет?
В ответ – один печальный вздох
И бабушка мне тихо скажет:
Поставлен он на этот сквер
Не для суда, не для расправы.
Одним ― в укор, другим ― в пример,
Поймёшь, кто левый, а кто правый,
Лишь только подрастай скорей
И сердцем полюби ту малость,
Что от Отечества осталась.
Не трогай Божьих голубей!

II
С годами, зрея в седину,
Ещё не вызрев в полной мере,
Вновь вспоминаю ту весну,
Где дал Господь цвести на сквере.
Среди такой же малышни:
Нарциссов, гиацинтов, примул,
Воспел я солнечные дни,
А дни ненастные отринул.
И после сумрачного дня
Откроет небосвод глубины,
Летят посланцы от меня
Туда полётом голубиным.

Питаясь соком от корней,
Я слушал бабушку седую
Про Русь великую святую,
Про трёх Её богатырей.
Не понимал я, где же Русь?
В чём святость? Где Её герои?
Откуда бабушкина грусть?
Слезу бабуленька парою
Смахнёт украдкой от меня
В свой белый кружевной платочек,
Разгонит все печали дня:
― Господь с тобою мой цветочек.

Так увядал счастливый день,
В кумач закат окрасил крышу.
Шурша, ползла по скверу тень…
Бабуленька, ты слышишь?
Слышу…
Тьма выползала из щелей,
Из подворотен, из подвалов,
Давила тьма и наступала.
― Скорей домой…
― Домой скорей…
Поднялись, тихо, со скамьи,
Бабуленька перекрестилась,
Тьма, отступая, расступилась,
Исчезли страхи все мои.

III
Года счастливые свои
Бабуля вспоминать любила.
Когда ей пели соловьи…
Минувшее всегда нам мило.

Она говáривала мне:
«Тогда Москва была другая,
Туда вернуться хоть во сне…
Когда была я молодая,
Цвела Любовь в моём окне.
А за окном простор без края,
Светило солнце в вышине,
Как в заповедных кущах Рая.


Былое не вернуть назад,
Прошли счастливые мгновенья.
Был каждый двор ― цветущий сад,
Был каждый сад как сновиденье.

Садовое кольцо цвело,
Москва была цветущим садом.
Посмотришь восхищённым взглядом
:
Как будто снегом замело,
С высоких Воробьёвых гор
И с величавого Ивана ―
Куда хватает только взор ―

Сады как волны океана.

По всей земле сады цвели.
Тогда страна звалась Россия…
В ней воплотил свой дух Мессия.
И был Хозяин у земли…

Всё под внимательной рукой,
Под пристальным
хозяйским взглядом
Своим убранством и нарядом ―
Имело смысл, порядок свой.
Мы жил
и, в праведных трудах
Дни незаметно проходили
:
В полях, на пастбищах, в садах ―
Царю Небесному служили.

Смотрела я на Божий свет,
Как строгий Дворник бородатый
Сметал с деревьев белый цвет,
Он мотыльком летел
, крылатый.
Как лист спадал с календаря,
Сменяя праздничные даты.
И, Господа благодаря,
Мы ждали урожай богатый.
И, долгожданный, он пришёл ―
День созревания и сбора
На пасеках с гуденьем пчёл,
Под звон колоколов собора.


Была счастливая пора…
Варились на меду варенья,

Стояла бочками икра,
Солились кадками соленья
.
Серебряные пряди льна
Везли на шумные базары
.
В сухие новые амбары
Стекалось золото зерна
.
Край расцветал и богател,
Накапливая силы, соки…
…Но враг
, лукавый и жестокий,
Мой мiр разрушить захотел.

IV
Зло в преисподней родилось.
И в пьяных кабаках дурманом,
Зловонной жижей разлилось
По грязным кружкам и стаканам.
За кружкою сидел Чумак*.
Натýжно думал:
«Сколько боли!!...
И не залить её ни как,
И не унять её… Доколе?!...
Быть пасынком своей судьбы?!
А у меня она злодейка!!
Эх, кабы было… Было бы!...».
Эй! Моська*, бес! Ещё налей-ка!!...

Чумак* – кабачник, сиделец в кабаке, замарашка чумазый (В.И.Даль).
Моська* – уменьшительная форма имени Моисей / виноторговец.

Один опрятный господин
При галстуке, в костюме тройке
,
Держа за пазухой алтын,
Присел на
краешек у стойки.
Протягивая медь свою,
Заговорил протяжным басом:
Позволь, товарищ, я налью.
И зéлие разлил по чашам.
За братство, равенство! Ура! ―
Негромко прокричал с акцентом.
Чумак подумал:
«"Немчурá"*, ―
Дал грошик, а возьмёт с процентом
».

А Немчура прищуря глаз,
Мужицкие сомненья чуя,
Сказал:

Сегодня и сейчас
Все ваши беды излечу я.
И призывая остальных,
Умученных чумацкой долей,
Кабацкой рюмочной неволей,
Несчастных, бедных и больных:
Товарищи! Наш час настал!
Засеем язву м
iровую!
И засвистел и засвистал
В свою гармонику губную
:

Сегодня я вас угощу,
А завтра сила будет с
нами!
Мы сами станем господами,
А я
Грехи вам отпущу.
В дверях явился рыжий негр
Зияла ночь его очами

Как будто бы из адских недр,
С бочонком шнапса за плечами.
Гудел, шумел ночной приют,
Широко распахнулись двери
.
Казалось им ― свободу пьют
И, уровнялись в полной мере.

Зашла приблудная свинья.
Ей почерпнул Чумак из бочки
:
Хавроньюшка, сестра моя,
Со мною выпей ради ночки.
Доверься старому козлу
.
Для нас двоих найдётся ложе.
Сейчас с тобою, на полу,
Все предрассудки уничтожим.
Причина наших бед
они!
Добьёмся мы народной воли!
Добьём!..
. А совесть прочь гони.
Рабою быть её?! Доколе?!


Пришёл наш час! Хавронья, верь!
Мы рай построим на юдόли!
Не будет скорби и потерь
И головной не будет боли!
Достанем ключ, откроем дверь,
Разделим поровну, на доли,
Из рек белугу и форель.
Среди мужицкой нашей голи

Поделим землю, реки, лес,
И горы, и морскую воду,
И ширь лазоревых небес

А женщинам!... Дадим свободу!

Так по моей родной стране,
Шагала язва м
iровая
И уровняла всех вполне,
По-братски, крепко обнимая.
Взнуздав мой м
iр одной уздой,
В
багровой от крови попоне,
Нас увлекала за собой
В своём неп
раведном законе:
Всё можно!... Всё разрешено!
Так лютый зверь вещал из ада:
Мне мало прорубить окно,
Разрушить здание мне надо!


Смерть выпекала на крови
И плоти жертвенную сдобу.
Убей! сказала, И возьми!
Будя завистливую злобу:
― Не бойся потерять цепей,
Забудь смирение и кротость!
…И бесы так вошли в свиней
И понесли с обрыва в пропасть.
И весь несчастный мой народ

Повергло в бездну это стадо.
Я помню этот скорбный год,
Я помню –
вышел зверь из ада.

Немчура*/ Зачинщиками мятежа были не московские и не питерские, а заезжие: Бауман, Парвус-Гельфанд, Троцкий-Бронштейн, Ленин-Бланк, Дзержинский, Урицкий, Свердлов, Каменев-Розенфельд, Зиновьев-Апфельбаум, Володарский-Гольдштейн, Радек, Войков-Вайнер, Сталин-Джугашвили, Бела Кун, Землячка-Залкинд, Ярославский-Губельман, Коганович... Имя им – легион.

V
И вновь осенний день настал…
Сквозь золотые листья сада
Свет бликами алел, пылал,
Текла осенняя прохлада.
Уж не было того тепла,
Сухой травой шуршали ноги,
Природа словно замерла
На новом временнόм пороге.
И утомился день в трудах…
А мы и устали не знали,
Руками лёгкими в садах,
Тяжёлые плоды снимали.


В тени аллей, среди садов
От Бога ожидая милость,
Не ждали мы иных плодов…
Но
, горе к нам само явилось.
Над городом сгущалась тьма.
В закатном сумраке багровом

Бежали мы в свои дома,
Закрылись в страхе на засовы.
Тьма выползала из щелей,

Из подворотен, из подвалов,
Давила тьма и наступала…
Не знали мы, что делать с ней.

Кромешной тьмою чернь сошлась,
На нашей улице широкой,
Рекою
грязной разлилась,
Водою мутного потока.
И утверждая свою власть,
Зловонностью пахнуло, смрадом,

Змеиная отвéрзлась пасть
И возгласила нам из ада:
Я запрещаю запрещать,
Под красные мои знамёна
Вставай, антúхристова рать!
Вставай, проклятьем заклеймённый!

По улице моей змеёй
Тянулся хвост километровый,
Шурша своею чешуёй
,
На всё и ко всему готовый...
Кабацкий сброд шёл на рожόн
Бездельников хмельных и праздных.

Все ощетинились ежом.
Мотал Чумак тряпицей красной,
А рядом, видно проспалась,
Хавронья с кумачовым бантом.
Как заступающий во власть,
Шёл Немчура ― одетый франтом.


Косноязычен и угрюм,
Многоголосен и нескладен,
Неровный от толпы шёл шум.
Казалось, кто бы с нею сладил?
Змей наползал, змей наседал,
У самой двери на пороге.
Казалось
, Судный день настал.
А мы ― в молитве и тревоге.
От страха не поднять руки…
И трепетали наши души,
Когда орали
чумаки:
Весь мiр насильем мы разрушим!

Пришла антúхристова рать.
Залили кровью мостовые.
Россию стали распинать.
Пошли гулять по всей России
Лихая Смерть и лютый Голод.
В ожесточении слепом
Косила Смерть людей серпом,
И Голода гвоздил нас молот.
Русь пригвоздили и штыком
Пронзили рёбра. Как же больно!..

И в ликовании тупом
Пирует чернь самодовольно.


VI
Не долго воры пировали…
Всю падаль мерзкую свою

Всю немчуру, козла, свинью
Они свезли и закопали
Под стены древнего Кремля.
А кровопийцу-упыря
Оставили нам напоказ.
…Не захоронен и сейчас.
Он Богом проклят и лежит
В своём гробу как вечный жид.

Но, будет выслан из страны,
По окончании войны.


Священные орлы Кремля,
Приют у Господа моля,
С высоких башен воспарили.
На башнях воры взгромоздили

Эмблему сатаны козла
Для утвержденья власти зла.
Гражданская война идёт.
Но, жив пока ещё народ,
Жива надежда на спасенье,
На Божие благословенье…
Поднимется страна с колен

Окончится столетний плен».

(Продолжение следует)
Затянулась у меня полемика с другом о символических значениях Имперского флага.
В частности, о чёрном цвете, вот что этой ночью я написал ему в ответ:

Черна земля, но семя в ней живёт…
Оно ещё не явлено для глаз.
И ночь темна, но солнце не умрёт,
Лишь скрывшись за горой от нас,
Взойдёт зарёй и, полыхнёт восток.
Из чёрных недр поднимется росток.

И ещё одноСвернуть )

Метки:

Благодарность

Вчера я разговаривал в храме с моей давнишней приятельницей (она собирает подписи «Против сноса храма св. Ермогену» http://www.hram-ermogen.ru/about), рассказал я ей историю за что уволили дьякона Кураева из МДА и про «Голубое лобби» в РПЦ. Она всплеснула руками, воскликнула:
- Так мой Лёшка (сын) через это прошёл… Хотел выучиться на священника, а теперь и в храм редко заходит.
- А можете быть свидетелями?
- Да вы что, за это сейчас свидетелей отстреливают.
Попросила она меня передать «Спасибо» отцу Андрею и больше на эту тему разговаривать мы не стали.

Помню Лёшу красивым статным парнем, хороший бы мог получиться священник. 

Бедный, бедный Душенов

Сегодня мне позвонил известный русский патриот Г.А. Кубриков (недавно подписавший с товарищами письмо в поддирку Душенова) и, поскольку интернета у Кубрикова нет, он попросил меня от его лица и группы его товарищей сделать заявление следующего содержания, цитирую почти дословно:

«Недавно Душенов дал интервью, и есть видеозапись где на вопрос "кто больше всего помогал вам в это трудное время?", – Душенов ответил: "более всего мне помогали коммунисты, а особенно Зюганов"».

Далее Кубриков сказал следующее:
«Принявший помощь от иуды – становится иудой, принявший помощь от пидораста – становится пидорастом. А поэтому, для меня Душенова, как борца за свободу России, больше не существует!

Мы организовываем монархические стояния в память жертв павших от красной чумы, а в то же самое время эта гнида – Зюганов на Красной площади детишкам повязывает красные галстуки – калечит души наших детей. Да его за это повесить мало!!! И от этого паразита Душенов принимает деньги! Так и сам он теперь паразит».

Я попытался убедить Г.А. Кубривикова быть милосерднее к падшему, но безуспешно.

Конечно вопрос этот непростой, и мы с Геннадием Кубриковым его обсуждали…
Можно ли принимать деньги от жида Шаевича, для борьбы с жидом Лазаром?
Жид Сталин принимал помощь от жидов Черчилля и Рузвельта для борьбы против жида Гитлера.
Но, можно вспомнить и другой исторический пример, в 1410 году в Грюнвальдской битве русские вместе с ляхами, литовцами и татарами разгромили тевтонских псов-рыцарей. Но, это был военный союз. А коммунисты это внутренние изменники, внутренние паразиты, это иуды на русской земле и, конечно же, примирения и общих дел с ними у нас быть не может. Уж лучше принять помощь от турка или китайца, чем от иуды-коммуниста. В этом мы и сошлись во мнениях с Г.А. Кубриковым.

«Новый год» в России вовремя Рождественского поста, это большевистская прививка

Слава Богу, что не ко всем эта прививка привелось.

В такой день я себя ощущаю фарисеем (Спасибо Тебе Боже, что я не такой как все эти беснующиеся люди покусанные бешеными большевиками). Признаюсь, довольно мерзкое чувство ощущать себя фарисеем

Чаю возвращения России к нормальному календарю,
где после весёлого Рождества и ёлки,
приходит тихий домашний Новогодний праздник,
как во всех христианских странах.

Latest Month

Апрель 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com